Годовщина апрельских депортаций 1940 года.

Годовщина апрельских депортаций 1940 года.

«Опустевшие дома еще совсем не остыли»...

 

Пустые дома после вывезенных 10 февраля 1940 года в глубь Советского Союза более 140 тыс. польских граждан – в основном лесников и военных поселенцев - не успели еще полностью остыть, когда Советы начали приготовления к очередной операции.

В этот раз своей целью выбрали находящихся в советских лагерях военнопленных (офицеров Польской Армии, служащих довоенной полиции и тюремной системы), а также находящихся в тюрьмах бывших польских служащих, богатых хозяев и др. подозреваемых в антисоветских взглядах. Начальник НКВД, Лаврентий Берия, приказал, чтобы дела рассматривали в особом режиме с применением против них высшей меры наказания – расстрела. Рассмотрение дел – добавлял – проводить без вызывания задержанных и без предоставления обвинений и решений об окончании следствия и акта обвинения.

В первые дни апреля начались экзекуции, кторые вошли в историю под названием Катыньской казни – в сумме расстреляно около 22 тыс. польских граждан, включая несколько тысяч офицеров армии и полиции. Были приняты также окончательные решения по делу депортации. Выполнение запланировано на 13 апреля, а её жертвы должны были попасть в Казахстан. Население после опыта двухмесячной давности уже не было так застигнуто в расплох, как в феврале. Благодаря этому некотрые смогли хоть как-то приготовиться, хотя бы собрать необходимые вещи. Ножницы, очки, чернильницы, детские игрушки – это только некотрые из мелочей, которые удалось спаковать посреди ночи под дулом карабина служащего НКВД. Некотрые из подлежащих этой операции реагировали очень радикально, решились за любую цену не допустить выполнения этого плана. В рапортах НКВД описано много драматических событий: во Львове произошли следующие случаи: во время выселения одной из жён офицеров, та выбросилась из окна и была помещена в больницу; другая перерезала себе горло бритвой; в третьей семье по извещению матери и дочки о ожидающим их выселению произошел случай, в следствии которого обе умерли. Предположительно отравление.

Не смотря на множественные проблемы в течении суток было наполнено более 2 тысяч вагонов, в которых поместитлось 16,5 тыс. семей – в сумме около 54 тыс.человек. 17 апреля подано рапорт об окончании операции. На Восток ехало около 60 тыс.человек в 50 огромных составах. Первые из них доехали в Казахстан уже 23 апреля. Очередные прибывали еще почти месяц. Среди выселенных около 50% детей и стариков, 20% взрослых мужчин, остальные это женщины – докладывало НКВД Казахской Советской Республики. Хотя это была не первая, и не последняя массовая депортация, но обстоятельства апрельской вывозки дают ей право на особенное место в истории. В то необычайно трудное время, кроме собственной трагической ситуации, репрессированные думали о своих близких. Убитые военнопленные и заключенные не осознавая, что их участь уже решена, до последних минут писали и высылали письма своим семьям. Не могли знать, что некотрые письма дойдут до своих своих мест назначения слишком поздно, чтобы застать там адрессатов, которые уже отправились в трагическое путешествие в противоположном направлении. В свою очередь, родители, жёны, а особенно дети польских пленных и заключенных по дороге на Восток жили надеждой, что встретят там папочку...

В Казахстанские степи и сибирскую Тайгу попали сотни тысяч наших соотечественников. Почтить память перепетий поляков на Востоке является естественной, национальной обязанностью. Именно им целиком будет посвящена постоянная экспозиция строящегося в Белостоке Музея Памяти Сибири, которая почтит память всем вывезенным и убитым преступным комунистическим режимом. Экспозиция объединит в себе традицию и современность. Каждый экспонат – это заключенная в нем повесть, а лучшей повестью является та, которая передана непосредственным свидетелем истории.

Строящийся Музей Памяти Сибири – это не только здание, но также создающее его собрание истории, которое мы хотим передать миру. Собираем предметы, фотографии, документы, воспоминания...Все эти вещи необыкновенно ценны, а оказанная нам поддержка очень для нас важна.

Если можешь и хочешь передать нам экспонат, свяжись с нами:

Катажина Сливовская

Руководитель Отдела Хранения и Обработки Собраний.

Do góry